Welcome to the chess world

Константин Ланда

Landa

Заметки о Русакове

E-mail Печать

1979 год. Лето. Спортлагерь Омского политехнического. Группа шахматистов ДЮСШ-15 во главе с Яковом Давидовичем выехала на сбор-отдых на 2 недели.  Костя  - самый младший из участников. Дошкольник. Мы взяли отпуск и приехали по истечению 2-3 дней, я договорился о путевках в ОмПИ, там еще помнили мое спортивное прошлое.

Костю встретили на выходе из столовой после обеда. В шортах и майке. В тех, которых неделю назад уехал из дома. Но грязных до ужаса (играл в футбол). Эту грязь подчеркивали светлые точки на руках и разводы на майке (мыл руки перед едой – это святое).

Русаков встретил мягкой улыбкой, для него наш приезд не был неожиданностью, это было одним из оговоренных условий, иначе недоросля бы просто не взяли: «Все в порядке, все здоровы, кормят хорошо, занимаемся... Ну, а вечером футбол гоняют».

Жара. После обеда Яков Давидович с книжкой или каким-то литературным журналом, на скамейке, в тени. Шлепанцы, хлопчатобумажное трико, рубашка навыпуск. Не привычно неспортивный, дачник.

В 4-5 часов наступает время занятий. Все собираются в беседке, которая раньше называлась читальным залом. Русаков сильно нервничает из-за опоздавших. Шахматисты, даже начинающие никогда не относились с трепетом к дисциплине. Когда все расселись, кто-то, по-моему, Костя Ревякин, просится в туалет. Русаков, чувствуется, взбешен, но отпускает. Выразительно смотрит на меня...

Начали. Если не изменяет память, рассматривается система Найдорфа. Вообще этот сбор был посвящен, похоже, острым дебютным схемам. Потом, просматривая «записи-конспекты» Кости нашел лекцию о системе «Ботвинника». (конспект лекции, составленный дошкольником, представляет отдельный интерес, найти бы его...). Но Русаков не делал скидок на возраст: пришел – занимайся, пиши.

Лекцию он вел без конспекта, на память. Когда вариант заходил далеко, задумывался. Очень нервничал, когда кто-то пытался ему в этот момент подсказывать, отмахивался от этих подсказок. Зато потом, когда нить расчета была восстановлена, с улыбкой и торжеством показывал ребятам природу их ошибок в выборе плана. А уж тактические просчеты опровергал мгновенно. Сделав опровергающий ход, застывал с мягкой улыбкой на лице в ожидании «прыжка в пасть».

И опять требовал тишины и начинал, слегка покачиваясь, вглядываться напряженно в позицию, приступая к анализу другой ветки дебюта. Видимо, он использовал занятия и для собственной тренировки, восстанавливал в памяти теорию. А ведь у него были тетради, по которым он мог бы все рассказать не напрягаясь, целая библиотека с записями, сделанными очень аккуратно, каллиграфическим почерком. Много позже, когда Костя готовился к мастерскому рубежу, эти тетради Яков Давидович давал ему для детального изучения. Но каждодневная шахматная работа была у Русакова привычкой, когда его не стало, в кухне  на столе, где он ужинал, осталась открытой книга с задачками по тактике.

Занятия кончились, вечер. И снова Яков Давидович в своем дачном наряде на скамейке возле футбольного поля, где носятся шахматисты, снова с неизменной книгой. Очень похожий на институтского профессора, каких много было в спортлагере.

Обновлено ( 21.05.2010 01:36 )  

Добавить комментарий

Комментарии доступны только для зарегистрированных пользователей.


Защитный код
Обновить

Сейчас на сайте

Сейчас 13 гостей онлайн

Голосование

Поддерживаете ли Вы мои анти-читинговые предложения?
 

Статистика посещений

Рейтинг@Mail.ru


Контакты

Константин ЛандаВсегда рад новым контактам

ICQ: 79201458

e-mail:  mail@chesslanda.com

skype: KonstantinLanda Мой статус